Перейти к содержимому












Фотография
- - - - -

Вернуться в Лешуконье (часть 14)

Написано Pahom , 08 Октябрь 2012 · 2 479 просмотров

  • 20090822_026.JPG
  • 20090822_023.JPG
  • 20090822_021.JPG
  • 20090822_019.JPG
  • 20090822_018.JPG
  • 20090822_014.JPG
  • 20090822_010.JPG
  • 20090822_009.JPG
  • 20090822_008.JPG
  • 20090822_006.JPG
  • 20090822_004.JPG
  • 20090822_001.JPG
  • 20090821_060.JPG
  • 20090821_059.JPG
  • 20090821_058.JPG
  • 20090821_043.JPG
  • 20090821_040.JPG
  • 20090821_039.JPG
  • 20090821_037.JPG
  • 20090821_036.JPG

Нисогорский радиус. Заключительный аккорд
В прошлый раз из Лешуконского я делал радиус по правому берегу Мезени (Березник, Кельчемгора). Сейчас – по левому. Дорога до половины мне уже знакома. Я по ней тогда ехал на автобусе к переправе, смещённой по причине мелководья из Смоленца в Березник (километров 10 вниз по течению). Проезжал и мимо деревни Ущелье, где был монастырь, но без захода – иначе не получалось. Сейчас надо, чтобы получилось.
Вышел, не было ещё восьми. От посёлка до Ущелья 7 километров, сразу за Ущельем нефтебаза. Сергей вчера сказал, что утром после восьми до нефтебазы хороший поток машин. И правда, прошёл совсем немного – догоняет “козёл”. Едет как раз до нефтебазы. Считанные минуты, и я уже у Ущелья.
Деревня стоит немного в стороне от дороги. Собственно, это уже не деревня, а скорее дачный посёлок. Домов отсилы десятка полтора, и они совсем не на деревенский манер, небольшие, обшитые, покрашенные. И где же здесь был монастырь? Спросить-то не у кого: время раннее, на улице никого нет. Придётся воспроизводить по памяти старые фотографии из журнала “Слово” и вспоминать, что мне говорил батюшка отец Андрей. А он говорил примерно так: там овражек, а за овражком был монастырь, из деревни туда вёл мостик. Мостик этот был и на фотографии, и я его помню. От него, естественно, уже давно ничего не осталось, а овражек вот он – с правой стороны, за домами. И поляна за ним виднеется, видимо, это там. Вон человек появился, сейчас уточним. Действительно, так и есть, на той поляне.
Поляну эту я видел в прошлый раз с самолёта. Их здесь на самом деле две – большая и малая. Тут же небольшая рощица из могучих вековых лиственниц. Деревья с одного её края вытянулись в ряд, частично обозначая границу между полянами. На малой, в дальнем конце, сохранилось несколько монастырских кладбищенских крестов. Большая – вообще пустое пространство, здесь сено косят. Своим краем она выходит к берегу Мезени, на высокую щелью. Отсюда открывается великолепный вид на вашкинско-мезенскую остроносенькую стрелку с противоположной от посёлка стороны и на фоне громадной песчаной отмели. Здесь же, по кромке обрыва растут небольшие деревца, и это место я, кажется, узнал. Несколько старых фотокадров были сняты, похоже, именно в эту сторону. В районе стыка двух полян имеется пара островков растительности, которая обычно растёт на старых избищах. Что-то здесь раньше стояло. Вот и всё, что осталось от Ущельского монастыря.
Однако недавно здесь, рядом, в лесочке, установлен крест преподобного Иова, основателя монастыря. Стоит он недалеко от обрыва, небольшой, увешенный пеленами. Рядом столик, скамеечка, всё, как обычно. Установлен крест на предполагаемом месте гибели преподобного. В 1628 году, спустя 14 лет после основания монастыря, Иов был убит разбойниками, искавшими в монастыре сокровища (которых не было). Вся братия в тот момент была на сенокосе. Спустя 111 лет, в 1739 году, мощи его были обретены нетленными, и Иов был причислен к лику святых в чине преподобного. В начале 1900-х, когда монастырь начал возрождаться, он уже стал носить имя преподобного Иова Ущельского.
Вот, собственно, и всё Ущелье. Осталось дождаться погоды, заснять с обрыва вашкинско-мезенскую стрелку и можно идти дальше, до Нисогоры.
На дорогу вышел около двенадцати. Больше трёх часов пробыл в Ущелье. Казалось бы, что здесь смотреть? А так оно обычно и бывает – время проходит совершенно незаметно.
Попуток больше нет, надо идти пешком. Дорога хорошая – ровная и укатанная. Через километр после Ущелья пункт с названием Удора. По поводу этого названия я уже восхищался в прошлый раз. Что-то такое непонятное: не деревня, не посёлок, именно пункт – штук 5 домиков барачного типа на берегу Мезени. Ещё километра полтора, и выхожу к реке Ёжуге. Это половина пути от Лешуконского до Нисогоры. 3 года назад здесь была переправа через Мезень, автобус подъезжал к этому месту и ждал парома. Через Ёжугу наплавной мост стандартной конструкции: две баржи с проходом для лодок. На том берегу оборудовано место для отдыха – брёвнышко, кострище. Действительно, пора немного отдохнуть, подкрепить силы.
После Ёжуги отсыпка заканчивается, дорога идёт через луга и представляет собой просто две колеи, правда, хорошо укатанные. Минут через 20 показались сразу две церкви: дальняя в Нисогоре и ближняя прямо через реку, в Березнике. Эту, которая в Березнике, я помню по прошлому разу. У неё ещё шатёр колокольни кажется зависшим в воздухе: держится только на одной диагонали, два других диагональных столба отсутствуют. До сих пор в таком же состоянии, стоит, как и 3 года назад.
А до нисогорской церкви ещё далеко. Нисогор на самом деле две – Большая и Малая, церковь в ближней, в Большой. От Ёжуги я прошёл километра 2, осталось, значит, 9, может, чуть меньше. Напрямую-то кажется вообще километров 5-6, но идти приходится углом: река здесь делает изгиб градусов под 90.
Через какое-то время послышался шум работающих тракторов, и вскоре я увидел впереди бригаду мужиков, убирающих сено. Непривычная картина для здешних мест. Не то, что убирают сено, а то, что бригада очень похожа на совхозную. Может быть, кто-нибудь из них поедет в сторону Нисогоры? Пешком идти что-то совсем не хочется.
“Да ты посиди, отдохни, чаю выпей”, – посыпалось в ответ. Это, оказывается, действительно совхозная бригада из Березника. Березник – вторая (и последняя) деревня на всём пути, где ещё сохранился совхоз (первая была Белощелье). Мужики сюда пригнали на буксире старый поломанный автобус, сколотили в него длинный стол и используют в качестве столовой. Напоили меня горячим чаем с сухарями. “Сейчас, – говорят, – подвезём тебя”. Ещё немного покурили, сделал я по их просьбе пару кадров, запечатлел всех желающих на фоне речной протоки с длинным островом. А потом они подхватили коробку сухарей, пакет с сахаром, сели на свою технику и двинулись в сторону Нисогоры, к другому такому же автобусу. Тот, в отличие от этого, запирается, а сейчас иначе никак: воруют даже сухари. Меня с ещё одним мужичком посадили на широкий ковш-черпак, приделанный к трактору, и повезли задом наперёд. Ехать недолго, всего километра полтора, но уж хотя бы сколько, всё идти меньше.
Здесь, у второго автобуса мужики оставляют свою технику, они на сегодня, похоже, работу закончили. Я с ними прощаюсь и иду дальше. До Нисогоры остаётся километра 3 с половиной. Впереди река сильно выворачивает вправо, и мой левый берег с церковью теперь уже виден как на ладони. Стоит она очень красиво, на длинной и высокой красной щелье: единственное сооружение, и рядом ничего, только чуть поодаль небольшие деревца. Церковь здесь будто бы центр притяжения, собирающий вокруг себя всю эту необъятную ширь.
Щелья начинается после поворота реки, за ручьём. Дорога сразу забирает вглубь и наверх. Мне же интереснее идти внизу, по береговой кромке. Вот река окончательно повернула вправо, и церковь на какое-то время пропала из вида. Только громадная щелья-обрыв высотой с пятиэтажный дом. Вблизи она уже не кажется такой красной, как издали. Это так же, как и Белая щелья в деревне Белощелье: вблизи совсем не белая, а скорее серая.
Вот щелью пересекает глубокий овраг, церковь находится прямо за ним. Наверх ведут сразу несколько тропинок. Церковь поздняя, типовая, одноглавая, рублена “в лапу”. Но отрадно уже то, что она имеет законченный вид. И, как видно, недавно реставрировалась. По форме почти один в один со второй койнасской (утраченной), рисунок которой мне показывал Володя Попов. Основной четверик, четырёхскатная крыша, барабан, главка с крестом. Пятигранная алтарная апсида, небольшая трапезная, из которой вырастает колокольня: коротенький четверичок, восьмигранный ярус звона, шатёрик и малюсенькая главка с крестом. Когда-то ещё было крыльцо, видны следы. Кровля сделана новая, и новый крест на основной главке. Колокольня имеет небольшой крен, и стены её сруба внутри стянуты проволокой. Церковь открыта, можно зайти внутрь и при желании забраться на колокольню по этим проволочным стяжкам (последний пролёт лестницы отсутствует). И просто стоять и безмолвно созерцать эти необозримые дали, несколько примелькавшиеся за время пути, но, тем не менее, не потерявшие своей притягательной силы…
Рядом с церковью видны остатки какого-то другого сооружения, несколько нижних венцов. Судя по контуру с очевидной алтарной апсидой, это была тоже церковь, только меньших размеров. И больше ничего поблизости нет, только поля и изгороди. Сама деревня находится на некотором отдалении: в стороне и дальше от берега.
Ну вот и всё, вот я и побывал везде, где хотел. Вроде бы можно и возвращаться. Но возвращаться не хочется. Даже немного грустно. Мезень течёт дальше, набирая силу и открывая новые красоты. Заглянуть хотя бы за ближайший поворот, посмотреть, что там дальше. А дальше по тому берегу должна уже начинаться Кельчемгора – село из пяти деревень, километров на 6 растянувшееся вдоль реки. В предпоследней из них, в Заозерье, я в прошлый раз побывал.
Точно. Поворот реки, и вон уже дома. Скорей всего, это Кольшин, первая из деревень Кельчемгоры. И это замечательно. Какое-то уже логическое завершение – перекличка двух моих путешествий по Лешуконью. Теперь узнать, как называется нисогорская церковь и можно идти обратно.
В деревне мне сначала никто не мог ничего сказать. Про церковь удалось узнать, только когда нашёл одну бабушку, Дарью Дмитриевну. Церковь эта Троицкая, закрыта где-то в 30-х годах. Реставрировали её в позапрошлом году и немного в этом. Была ещё вторая церковь, Покровская, от которой остался фундамент. Маленькая Покровская была зимняя, большая Троицкая – летняя. И это всё, что смогла вспомнить Дарья Дмитриевна.
Времени между тем уже половина пятого. Пора в обратный путь. Знакомой дорогой, внизу по щелье, через ручей, дальше по лугам, мимо двух автобусов. Километра за полтора перед Ёжугой меня подобрал КамАЗ с сеном. 15 минут, и я в Лешуконском.
Быстро я сегодня управился, ещё только начало седьмого. Чем бы заняться в оставшийся вечер? Отлёт намечен на завтрашнее утро, что ещё осталось здесь доделать? Надо как-то поблагодарить Лену с Сергеем, хотя бы символически. Они меня так здорово выручили. Купить им, например, в качестве сувенира коробку конфет. К Валерию Ивановичу можно попробовать заглянуть, он обещал сегодня появиться в посёлке. Нет, заперто. Если он и появится, то с вечерним паромом, часов в 8. И ещё обязательно сходить на точку, заснять низовья Вашки.
Ну, вот и совсем всё. Не хочется уже совершать никаких вечерних прогулок, нагулялся вдоволь. Вернулся до дома, поужинал, упаковал вещи, а потом нашёл у хозяев книжку-детектив из серии “Марш Турецкого” и углубился в чтиво. Имею я право хотя бы один вечер побездельничать? Отдохнуть, так сказать, в своё удовольствие? По-моему, этого права у меня никто не отнимал.
Отлёт. И заросли иван-чая…
Касса в аэропорту открылась в прошлый раз без двадцати восемь. Из дома, значит, надо выйти часов в семь. Оставить хозяевам на видном месте сувенир и благодарственную записку. Запереть дом, ключ положить в условленное место.
Погода холодная и противная, периодически моросит мелкий дождик. И укрыться негде: вход в здание аэропорта козырьком не оборудован. А ждать пришлось долго: кассирша подъехала только к восьми. Билет зато взял сразу и без проблем.
Ну вот, покидаю, стало быть, Лешуконское. Сегодня 7 августа, на Трассу я встал 23 июля. 15 дней длилось моё путешествие. Многовато, обычно я ходил дней по 7. Честно говоря, немного выдохся, возможно, с непривычки. Но, в принципе, и на такой срок ходить вполне реально. Доработать только некоторые технические моменты.
Народ постепенно подтягивается к аэропорту, почтовая машина приехала. Ого! Вот, не ожидал. Игорь Чурсанов, шофёр из Белощелья, который нас вёз, начиная с Усть-Кымы. Не помню уже, по какому он здесь поводу, то ли привёз кого, то ли встречает, Возможно, что и то, и другое. Приятная встреча. Хотя бы одно знакомое лицо перед отлётом, будет, с кем попрощаться.
Погода по-прежнему пакостная. Видимость неважная, и сплошная облачность. Рейс из Архангельска, наверное, опоздает. Да нет, вон он уже, Ан-24, заходит на посадку. К удивлению, прибыл чётко вовремя. Сейчас должны начать регистрацию.
Мне пора. В лице Игоря попрощался со всем Лешуконьем. Грустно немного. Всё я здесь сделал, что хотел, везде побывал. Так что повода сюда возвращаться вроде бы нет. Но нужен ли теперь повод вообще? Это мои места, мои Мезень с Вашкой, моё Лешуконское. А старых друзей забывать нельзя…
Рюкзак свой я взвесил заранее – 26 килограмм, на 2 килограмма меньше, чем тогда, на Вашке. Но при регистрации мне, как и в тот раз, написали 20, освободив тем самым от доплаты за превышение веса.
9 часов 15 минут, и мы выруливаем на взлётную полосу. Ещё немного – и в окне промелькнула остроносенькая стрелка, находясь уже где-то внизу. После этого видимость быстро закончилась, одни сплошные облака. Только ближе к городу начали появляться просветы. 10 часов, и самолёт садится в Архангельском аэропорту Талаги. 45 минут лёта. И 250 километров. Как-то даже абсурдно и неестественно: я от Пыссы такое же расстояние шёл полмесяца, а тут раз – и единым махом, через леса и болота. Слишком резкий переход – сразу и в городские условия. Так нельзя. Удар по психике.
Но Талаги – это ещё не совсем город. Можно пока не спешить, посидеть в своё удовольствие в аэропортовском буфете, выпить чаю с пирожным, отметить свой приезд и успешное завершение Трассы. Время ещё раннее, насчёт вписки я ещё в Москве договорился с одной своей приятельницей, она сейчас должна быть дома. Плохо только, что позвонить неоткуда, все телефоны по карточкам. Но, думаю, она не сильно обидится, если я к ней завалюсь прямо так, без звонка. Адрес записан, дом я помню.
А в город лучше поехать с комфортом, на маршрутке, и не пользоваться этим дурным 12-м автобусом, долгим и нудным. Где мне надо будет выходить, я по карте вычислил, оттуда уже можно и пешком.
От аэропорта до городских кварталов езды минут 10. Что ж, хоть 10 минут, а мои. Пусть нет здесь тех первозданных мезенских красот, зато какое обилие иван-чая! Цветок моих северных странствий. Вон его сколько – сплошной сиреневый ковёр. Значит, видимо, рано мне заканчивать свои путешествия. Вернуться домой, немного отдохнуть, да и снова в дорогу.


А. С. П.
август – декабрь 2002







Обратные ссылки на эту запись [ URL обратной ссылки ]

Обратных ссылок на эту запись нет

Январь 2018

В П В С Ч П С
 123456
78910111213
141516 17 181920
21222324252627
28293031   

Искать в моем блоге

0 посетителей

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных



Только для Вас, наши любимые пользователи

Радио-общение через Wi-Fi или другой способ передачи данных. Открытые каналы с возможностью подключения до 800 человек. Возможность создания каналов защищенных паролем.
Это приложение сделает ваше общение на нашем форуме приятнее и удобнее. Заходите на наш и другие любимые форумы через Tapatalk и общайтесь, обменивайтесь фотографиями и личными сообщениями, а так же получайте уведомления о новых ответах, чтобы оставаться всегда в курсе происходящего.